Архив рациональное мышление

Религия — Плохой Инструмент Познания

Posted in Атеизм, Плохой инструмент with tags , , , , , , on 06.11.2016 by Adina

123

«Вся беда в том, что человек с лёгкостью преодолевает свою потребность в знаниях. По-моему, такой потребности и вовсе нет. Есть потребность понять, а для этого знаний не надо. Гипотеза о боге даёт ни с чем не сравнимую возможность абсолютно всё понять, абсолютно ничего не узнавая. Дайте человеку крайне упрощённую систему мира и толкуйте всякое событие на базе этой упрощённой модели. Такой подход не требует никаких знаний» — Патриарх Алексий II

Религия — единственная структура, последователи которой избавили себя от необходимости предоставлять доказательства своих слов. При этом эти бездоказательные утверждения определяют цель их жизни. За отстаивание этих бездоказательных утверждений они часто готовы умереть, или, что еще хуже — убить. Бездоказательная, иррациональная убеждённость всегда, без исключений — разделяет людей. Разумеется, нет гарантии, что рациональные люди всегда приходят к согласию, но иррациональные никогда не смогут этого добиться.

Притворяться убеждённым в чём-либо при отсутствие доказательств, притворяться в обладании фактов, доказательств которым просто не может существовать — интеллектуальная и нравственная слабость. Если вера основана на недостаточных данных, то любые сделанные из этого выводы будут недостаточными, чтобы указывать направление к истине или моральным нормам.

Например, со следующими фактами согласятся все, вне зависимости от того, верующие они или нет:
1. Есть разные религии.
2. В разных религиях – разные утверждения об истине.
3. Утверждения об истине в одних религиях противоречат утверждениям об истине в других.
4. Не может быть так, чтобы хотя бы две религии одновременно были истинны. Следовательно, по крайней мере одна из них ложная. (возможно, оба).
5. Невозможно узнать, какая религия правдивее, если для определения этого используется только вера в правдивость.

Как инструмент, как метод размышления, как процесс познания — вера не может сделать выбор между противоречащими друг другу утверждениями. Она не может увести от лжи и привести к правде. Скорее наоборот, она с успехом может увести от правды и привести ко лжи. Утверждения, сделанные на основе религии, не могут быть изменены, исправлены или пересмотрены. Например, если кто-то верит в утверждение, что первым человеком был Адам, созданный из глины — как это может быть пересмотрено? Кто-то просто верит в это безо всяких доказательств, размышлений, данных, которые могли бы это утверждение подтвердить или опровергнуть. Единственный способ определить, какое утверждение с большой долей вероятности является правдивым, а какое ложным с такой же долей вероятности – это воспользоваться логикой и эмпирическими данными. Другого способа нет.

124
Два противоположных суждения не могут быть одновременно истинными, особенно если первое опровергает второе. Об этом говорил еще Парменид более 2500 лет назад. Мы знаем, что не существует женатых холостяков, квадратных кругов и самого большого числа, потому что эти понятия внутренне противоречивы. Они нарушают основной закон логики — закон противоречия. Поэтому один из путей доказательства ложности убеждений основанных на вере — показать, что они содержат в себе внутренние противоречия.

«Делаю вид, что знаю то, чего на самом деле не знаю» — эпидемия, которая касается всех, а не только зараженных. Вера во что-то без опоры на логику и эмпирические данные ведет к неправильному пониманию окружающего мира и неверному истолкованию нравственных норм. Те, чья вера основывается на недостаточной доказательной базе, строят свою жизнь, опираясь на ложные представления о том, что лучше для них, и что лучше для окружающих. Это в корне непродуктивно.

Если бы существовали доказательства для подтверждения веры в какое-либо утверждение, никто бы не верил в эти утверждения. Слово «вера» используется только тогда, когда люди не могут объяснить, почему они верят, но все равно продолжают верить. Подобная «вера без доказательств» — это иррациональный скачок за пределы вероятности. Именно поэтому верующим людям необходима подпитка в виде разного рода чудес или кажущихся им невероятных событий. Порой, при нехватке подобных чудес, они и муравья сочтут чудом, лишь бы подкрепить свою веру. Но чудо только потому и чудо, что этого не существует и не происходит в действительности. Так же и термин «сверхъестественное» придуман лишь для того, чтобы называть им бездоказательные утверждения, коим объяснений либо нет вовсе, либо — по их мнению — пока нет. При получении достаточных знаний, объясняющих какое-либо событие, оно перестает быть сверхъестественным, становясь естественным, после чего верующие теряют интерес к этому событию.

1126
Не все случаи, когда человек притворяется, что знает имеют отношение к вере, но в случае веры мы всегда имеем дело с симуляцией знания при его отсутствии. Например, человек ничего не знает об устройстве автомобилей, но притворяется, что обладает необходимыми знаниями по его ремонту. Это не имеет отношения к вере. Но если кто-то утверждает, будто знает что-то, и основа этого – вера, он делает вид, что знает то, о чем на самом деле не имеет понятия. Каждый здравомыслящий человек услышав слово «вера», должен перевести его для себя как «симуляция знания при его отсутствии». В следующий раз, когда встретите человека, рассказывающего о своей вере, просто скажите себе «он притворяется, будто знает, хотя на самом деле не знает», и многое станет на свои места.

Чем меньше в своих умозаключениях человек полагается на разум и эмпирические данные, тем менее обоснованы его выводы, а заключения, сделанные на основе недостаточных доказательств, могут привести к невероятно опасным последствиям. Средневековая инквизиция и современные радикальные религиозные организации служат достаточным подтверждением этого. Эти люди не спрашивали и не спрашивают о достоверности информации в своих священных книгах. Это совершенно не важно для них.

1243
Еще одним «оружием» в руках верующего является «доказательство от незнания», которое некогда было осуждено проповедником Генри Друммондом, но так и не было услышано верующими. Доказательство от незнания — это объяснение неизвестного науке наличием Бога, либо чего-либо еще сверхъестественного. Например, если современная наука не может объяснить вспышки молнии, верующий скажет: «это сделал Бог». Как только молния получает научное объяснение, верующий переходит к другому явлению и приписывает его существование Богу. Тем не менее пробелов становится все меньше и меньше. Сегодня Разумный Замысел – это вид доказательства от незнания, который звучит так: «Если мы не знаем, как возникла жизнь, значит, Бог это сделал».

Любой разумный человек стремится к знаниям и определенности в этом мире. Религия это упрощенное понимание. Очень просто и легко всё, что непонятно в окружающем мире назвать Богом и его деяниями. Это путь лентяя, который вместо поисков ответов удовлетворяется предложенными готовыми ответами. Это путь для тех кому не хватает смелости или знаний, чтобы трезво смотреть на вещи.

Всем нам нужна объективная реальность — действительность каковой она есть, а не сказочное самоуспокоение. Ложный смысл жизни вряд ли кому-то нужен. Смысл же жизни верующего это ждать загробного счастья, ждать награду за то что страдал и верил. Расстраивались ли вы от того, что вы когда-нибудь умрёте, а не будете существовать вечно? А какой у нас есть выбор? Верить в то, что будем жить хорошо потом, после смерти? Верить в религиозную сказку, чтобы не бояться реально происходящих событий — смерти?Сделать вид, что веришь в сказку, будто смерти не будет? Это ничего не изменит. У любого человека как раз есть смысл в жизни – это сама жизнь. Потому что другой не будет. Неспособный найти смысл в этом мире — в мире, о котором он знает — как он может рассуждать о смысле в мире том — о котором у него нет никаких знаний? Смысл жизни в самой жизни, а не в ожидании какой-то другой — это как раз и сеть — бессмысленное занятие. Смысл содержится в самой жизни, а не в мнимых посмертных бонусах. Смысл есть всегда — если мы его себе определим. Смерть этого никак не отменяет. Речь ведь идет о смысле жизни, а не о смысле смерти. Всех ждет смерть, независимо от того какие иллюзии человек питал при жизни. Смертность и временность жизни это не причина чтобы выдумывать себе богов.

112231
Природа не стремится к конечной цели, поэтому и ответов на вопросы «зачем…?» она не дает. Потому что природа — это не живой организм, у нее нет целей и стремлений. Природа не руководствуется человеческими понятиями. «Цель» — понятие разума, а не объективное свойство. Конечно, можно перенести это субъективное определение на мир, но в таком случае любое событие по определению будет являться событием, стремящимся к конечной цели.

Человечество — это результат химической реакции, а не великий замысел, жизнь — это естественный процесс, и смысл жизни в самой жизни. Другого смысла нет, как нет смысла в падении камня с горы, в полете астероида в космосе, во взрыве сверхновой. Вселенная — это просто место, где мы живем. Почему мы думаем, что у нашего дома на нас какие-то планы?

Смерть не должна быть страшна для человека, потому что так устроен мир, мы же не помним как спим, так и после смерти, мозг отключится будто уснул, и не включится снова. Не будет никаких ощущений себя в полной темноте и пустоте. Тебя просто нет. Не думаешь, не чувствуешь, не замечаешь как летит время. Это не так уж и плохо, если подумать. Смысл бояться того, что даже не заметишь? Нас не будет ждать вечная пустота, потому что некого ей ждать. Нас просто не будет здесь. Люди зачастую путают, что именно «исчезнет». Мы говорим «пустота», как будто исчезнет весь мир. Нет, мир останется, как был, это мы исчезнем. Нам повезло, что мы вообще родились. Поэтому надо радоваться и любить жизнь. И достаточно просто осознать, что эта жизнь — единственная, чтобы она стала более драгоценной.

Реклама

Умеренные верующие

Posted in Умеренные верующие with tags , , , , , , on 27.09.2015 by Adina

harris

…Когда умеренные верующие отходят от буквального понимания священных текстов, они черпают вдохновение не из писаний, но из современной культуры, которая не позволяет воспринимать многие крайности Бога буквально. Кроме того, религиозная умеренность объясняется еще и тем фактом, что большинство умеренных верующих не читали своих писаний целиком и потому ничего не знают о том, как ревностно Бог призывает верных искоренять всякую ересь…

…Любой отрывок священного писания обладает таким же каноническим статусом, как и другой. Ни в одном писании нет никакого четкого разделения на буквальные и не буквальные части. Поэтому, чтобы примирить «Хорошую Книгу» с современной жизнью, верующим приходится либо придумывать «тайный смысл», либо игнорировать содержащиеся в ней варварства…

…Религиозная умеренность появилась лишь по той причине, что сегодня самый темный человек просто знает о некоторых вещах больше, чем кто-либо во всем мире две тысячи лет тому назад, — причем эти знания во многом противоречат Писанию…

…Религиозная умеренность есть продукт секулярного познания и неосведомленности относительно Писания — и потому мы не вправе ставить его на один уровень с фундаментализмом, последователи которого знают свое Писание лучше кого бы то ни было. Религиозные тексты однозначны и совершенны в каждой своей детали. В их свете религиозная умеренность предстает просто как нежелание во всем подчиниться Божьему закону. И когда умеренные верующие отказываются жить по букве священного текста, терпимо относясь к тем, кто так поступает, они в равной степени предают и веру, и разум…

…Религиозная умеренность с её попыткой сохранить все то, что еще можно использовать в традиционных религиях, закрывает двери для более мудрого подхода к духовности, нравственности и созданию тесных связей между людьми. Умеренные верующие, похоже, считают, что нам не нужно радикально новое понимание этих вещей, а достаточно разбавленной философии железного века. Они не предлагают нам использовать все творческие способности, все силы ума, чтобы искать ответы на вопросы этики, солидарности людей или даже духовного опыта, но утверждают, что нам достаточно без излишней критики относиться к древним суевериям и запретам, чтобы сохранить вероучение, которое досталось нам в наследство от людей, страдавших от своего незнания. В какой другой сфере жизни возможно такое раболепство перед традицией?…

…Не следует думать, что священные тексты сохранили свою убедительность за последние века. Они её утратили…

…Вообразим себе, что мы могли бы воскресить образованного христианина XIV века. Мы бы увидели, что он ничего не понимает в всем, за исключением вопросов веры. Его представления о географии, астрономии и медицине поразили бы даже ребенка, но при этом он знал бы все, что нужно, о Боге. За все его «знания» в других областях его сочли бы дураком, но его религиозные представления сохранили бы свою безупречность. Этому можно дать два объяснения: либо мы отточили до совершенства наши религиозные представления еще тысячу лет назад — тогда как наши познания в других сферах оставались крайне убогими, либо религия, которая хранит определенное вероучение, представляет собой особую область, в которой прогресс невозможен. Второй вариант куда правдоподобнее…

…Можем ли мы сказать, что религиозные представления с каждым днем обогащаются опытом людей? Если религия действительно связана с пониманием и отвечает на потребности человека, тогда ей должен быть присущ прогресс, её доктрины должны становиться более, а не менее ценными для жизни. Прогресс в религии, как и во всех других сферах, должен был бы опираться на нынешние изыскания, а не на повторение доктрин прошлого. Любая истина должна поддаваться проверке сегодня и её описание не должно вступать в прямые противоречия со всем тем, что мы знаем о мире. Если рассматривать её с этой точки зрения, мы увидим, что религия абсолютно неспособна продвигаться вперед…

…Умеренные не желают никого убивать во имя Бога, однако они хотят, чтобы мы продолжали произносить слово «Бог» с таким видом, как будто мы понимаем, о чем идет речь. Кроме того, они не хотят, чтобы кто-то критиковал тех, кто действительно верит в Бога их отцов, потому что толерантность — священна (быть может священнее всего остального). И если кто-то прямо и правдиво говорит о положении дел в нашем мире — скажем о том, что и Библия, и Коран содержат целые горы тарабарщины, направленной на разрушение жизни, — он выступает против толерантности, как её понимают умеренные. Но сегодня соблюдение таких правил политкорректности слишком дорого нам обходится. Мы должны, наконец, понять, какую цену платим за поддержание вежливого неведения…

Отрывки из первой главы книги Сэма Харриса, «Конец веры«)

Вряд ли разумный человек, независимо от того, верующий он или нет, согласиться оправдывать поведение религиозных фундаменталистов или радикальных приверженцев какой-либо религии. Даже сами верующие (умеренные) согласны с тем, что они «неправильно понимают слово Господа». Но так ли безобидны сами умеренные верующие в глобальном смысле? Сэм Харрис попытался ответить на этот вопрос (и другие вопросы) в своей книге «Конец Веры».

Эволюция нравственности

Posted in Нормы нравственности with tags , , , , , on 05.12.2013 by Adina

ethics and principles word cloud

 

Развитие морали можно проследить вплоть до наших первобытных предков. И даже среди животных это можно наблюдать. Об этом уже писалось тут, поэтому повторяться еще раз о верности эволюционного происхождения морали, и об ошибочности морали, как «одолжения свыше» не стоит. Но можно рассмотреть другой вопрос. А именно, почему мораль может и даже должна развиваться, и почему остановка в развитии морали вредна и опасна для человека.

Развитие морали означает, что мораль не остается закостенелой. Меняются социальные, экономические и ряд других условий — меняются понятия о нравственности. Для абсолютных норм морали уже не остается места. Человека верующего это ввергает в ужас. Он привык к идее неизменных нравственных норм. Привык настолько, что даже не представляет себе, как без этих норм можно было бы построить нормальное общество. Но на самом деле, мораль может и должна развиваться, а нормы могут со временем устаревать. Примеров этому множество. Например, если бы нормы оставались бы неизменными, то рабство должно было бы считаться в порядке вещей. Но это, к счастью, не так.

Любая нравственная система построена на определенных ценностях. Нормы, законы, заповеди — всего лишь проявления этих ценностей. Те перемены, которые произошли за последние 2000 лет в нравственной сфере, связаны в первую очередь с переносом ценностей. Ценности, которые господствовали раньше — теократические. Ценности, которые начали формироваться уже в наше время, (а во многом, вспоминаться из дохристианских времен) — гуманистические ценности.

Теократические ценности основаны на том, что некое божество даёт определенные нормы поведения. Эти нормы (законы, заповеди) данные вечным и неизменным божеством, также вечны и неизменны. Как и все законы восточных царей древности, почти половина этих законов посвящаются только лишь тому, что самая главная ценность — сам правитель. Основные черты теократической моделей морали таковы:

1. Бог — основная ценность, все остальное — вторично.
2. Бог есть абсолют, поэтому его воля — абсолютна.
3. Желание бога — незыблемый закон, все остальные соображения — вторичны.
4. Исполнение желаний бога приведет к награде, нарушение — к наказанию.

Избежать этих правил теократическая модель не может, потому что такова природа законодателя. И все эти четыре черты теократической морали приводят как минимум к четырем последствиям:

1. Так как бог — основная ценность, страдания и жизнь человека — вторичны и приносятся в жертву ценности божества. Сами представители религий не особо любят этот вывод. Поэтому они во что бы то ни стало хотят убедить остальных, что в абсолютной ценности бога заложено уважение к человеку и его жизни. Но многочисленные примеры, как из самих священных текстов, так и из истории говорят о том, что они сами толком не понимают, что говорят.

2. Так как бог — абсолют, то и его воля — абсолютна и обсуждению не подлежит. Разве что только к одобрению. Закон должен быть применен прямолинейно и безоговорочно. Не важно, как поведут себя Хананеи — они должны быть вырезаны. Ахан со всем семейством должны быть убиты. Израиль должен постоянно терпеть побои. Иисус должен быть распят. Подобные принципы привели к запугиванию человека и манипуляциям с его совестью. Такой взгляд не в состоянии реагировать на изменившиеся реалии. Любые перемены в таком законе либо сопровождаются значительными потрясениями, либо просто замалчиваются и игнорируются с общего молчаливого согласия — как, например, то же рабство. Закон все еще есть, менять нельзя, но попробуй придерживаться.

3. Так как воля бога — закон, все остальные соображения — вторичны. Это пункт из всех — самый важный. Он третий по последовательности, но первый — по важности. Для верующего, жгущего храмы христиан других течений, взрывающего мечети мусульман других конфессий; для инквизиторов, потрошащих своих братьев по вере; для современного американского фундаменталиста, стреляющего во врача-аборциониста, или для современного мусульманского смертника-террориста взрывающего автобус полный пассажиров — этот принцип остается в силе на протяжении всей истории. Страдания человека — не важны. Научная истина — не важна. Эти вещи не принимаются во внимание, как не принимались во внимания никогда. Страдания, боль, нищета и несчастье — неважны. Важно только то, чтобы воля бога была исполнена.

Такая мораль не способна быть человечной и доброй. Неважно насколько человек порядочный — важно верит он в бога или нет. Неважно, насколько человек умен — важно, что он верит в духов, а таких велено «не оставлять в живых». Неважно, причинили кому-то парень с девушка какой-то вред, они спали вне брака и должны умереть. Неважно, что Раав предала свой народ и обрекла его на резню — важно, что она сделала угодное богу. Неважно, что человека сожгут на огне в муках — главное, чтобы сделать это так, как велел поступать Иисус с ветвями, не приносящими плода. Неважно, что будут чувствовать дочери Лута — отец избранник бога, а значит он поступает правильно. Неважно, что подумает Исаак и как он будет жить после этого, если выживет — бог велел разрезать ему горло, и значит, это благо. Все эти «неважно» оторваны от реалий, от реальных вопросов счастья, страданий, прав человека и его свобод.

4. Так как послушание ведет к награде, а непослушание — к наказанию, это создает этику, в центре мотивации которой стоит насилие и страх. Бог — ревнивый тиран, наказывающий детей до третьего и четвертого рода. Он — «огонь поядающий». Но если ты будешь бояться его и уничтожишь себя унижением, признаешь в себе раба, а в нем твоего хозяина — тогда, возможно, он простит. И вообще.. он тебя любит. Ты просто не в состоянии понять эту любовь. Зачем ему твоя любовь — тоже не важно. Важно, что бога нужно любить. И бог заставит тебя делать это угрозами вечного наказания.

Подобная мотивация, построенная на системе кнута и пряника, эффективна для манипулирования массами. Она показала свою силу в том, как эти религии держали и продолжают держать массы в страшном гнете и несправедливости. Роль опиума они выполняют чудесно. Однако, она оказывается врагом науки и цивилизации. Как предупреждали в свое время Вольтер, Фрейд, Ницше, а потом и Эйнштейн, религия — неудачное средство поддержания морали. Основанная на мифологии, она подразумевает, что если бога нет, то и нравственности нет.

Страшная перспектива. К тому же — ложная. Но именно этим пугают людей сторонники религий, не вполне осознавая, что они не в силах остановить развитие. Своей ложью они целенаправленно создают у верующих масс установку, что если религия ослабнет, то это приведет к беспределу. Как персонаж Достоевского, фразу которого часто любят повторять верующие, что «если бога нет, то можно всё». Помню как Лунг парировал на это высказывание замечательной фразой: «А если бог есть, то можно всё от его имени».

Нравственная революция вращается вокруг разрушения этих теистических ценностей и тех отвратительных последствий, к которым они приводят, и утверждения не-религиозных ценностей, построенных вокруг концепции человеческого счастья, и понятий о личности, ее правах и свободах, а также балансе между интересами отдельных личностей, личности и общества а целом.

Религиозная мораль основана на жестоких и слепых законах в стиле восточных тиранов — и не может дать ответ в условиях мира, в котором человеческие права и свободы, человеческое счастье — является наибольшими ценностями.

Отказавшись от опоры на мифическое божество в качестве источника нравственности, гуманистическая этика опирается на самого человека — во всей полноте его многогранности и человеческих отношений. Четыре принципа гуманистической этики, в противовес религиозной этике, такие:

1. Человек — мера всех вещей. Его счастье и права — первичны. Остальные соображения — вторичны
2. Мораль не абсолютна — в изменяющихся реалиях жизни, она стремится сбалансировать счастье отдельного индивидуума и счастье общества в целом.
3. Нормы этики не абсолютны. Все факторы и аспекты должны приниматься в расчет, когда выносится этическое суждение. В результате, этическое суждение также будет не абсолютным, и человек должен сделать моральный выбор между альтернативами.
4. Мотивация — в том, что обществу нужны эти нормы этики, чтобы достичь наибольшего блага и совокупного счастья его членов. Общество насаждает определенные законы и нормы на своих членов, которые защищают права и свободы и балансируют их. Уже одного этого достаточно чтобы объяснить нормальному человеку, почему нарушать объективные нормы морали — плохо. Но в качестве страховки есть и силы принуждения, которые следят за исполнением закона.

В такой системе ценностей, человека уже нельзя мучить или пытать, насаждать ему ненаучные взгляды или запрещать ему доступ к образованию, преследовать за инакомыслие, или вмешиваться в его личную жизнь. Выяснять, что он ест, что читает, что смотрит, с кем спит. Личная жизнь должна быть защищена. Важно то, чтобы человек не нарушал чужие права — что он делает дома за закрытыми дверями — это его дело. Исповедует ли человек какую-то веру, или не исповедует — также не важно, если эта вера не причиняет неудобства другим, не нарушает права других людей. Это этика, в которой все, что не нарушает права другого человека или общества — разрешено. Включая самое важное право человека — право на себя самого, на свою жизнь. И это выражается в праве отнять свою жизнь по собственному желанию. Пациенты, страдающие от рака или болезни Альцгеймера, должны иметь возможность проявитель последнее право управлять своей жизнью и оборвать ее, сделав это достойно и безболезненно.

Эта этика открыта для критики и перемен. Она может по разному реагировать в различных ситуациях. Она не застрахована от ошибок — и ни в коем случае не совершенна. Потому что в несовершенном мире не может быть совершенной этики, как и не может быть программы, которая позволила бы во всех случаях поступать наилучшим образом. Неверно было бы прививать современному ребенку нормы бронзового века методами бронзового века. Современная мораль — не набор норм, а алгоритм поведения, основанных на гуманистических ценностях.

________________________________
Огромное спасибо Алексею Раю за помощь

Проще Некуда

Posted in Проще некуда with tags , , , , , on 12.10.2013 by Adina

4

На одном из дебатов с участием Ричарда Докинза, он сказал: «Эволюция объясняет, как человек поднялся на вершину горы по склону, а религия утверждает, что он запрыгнул на неё из пропасти». Если подумать, то это самое простое объяснение. Есть, правда, в нем небольшая неточность, которая, впрочем, на суть не влияет. Надо признать, что подъем не такой уж и гладкий. Чтобы сделать понимание еще проще, пришлось набросать кое-что примитивное в Paint.

Просто поменяем гору на несложную конструкцию.

etsdb

 

Эволюция утверждает, что человек поднялся наверх по ступенькам. По пути наверх он, набираясь знаний и обретая моральную форму, то и дело закрашивал черные пятна невежества белым цветом. Затем снова поднимался дальше. Чёрные ступеньки, это те, что он пока не смог покрасить. Но работа в этом направлении идет. Причем активная. Большая часть ступенек крепко стоят и ярко выкрашены. Достигнуть вершины возможно. Ступеньки можно посмотреть, потрогать, опробовать.

Религия утверждает, что человек запрыгнул на эту конструкцию с противоположного конца. Знания и моральный облик к полету не прилагались. Всё, что он должен был знать, ему дали в виде книги, в которой все эти знания имеются. В ней же написано, что он сюда запрыгнул, что и является единственным доказательством его правоты. Других доказательств нет.

На этом можно было бы и закончить. Но хотелось бы обратить внимание на один момент. Вариант, предлагаемый Эволюцией можно проверить. Ступеньки на месте. Их можно потрогать и опробовать. Вариант предлагаемый Религией проверить нельзя. Там нечего трогать и пробовать. Вам предлагается поверить в то, что это так и было.

Сторонники религиозной версии не приближаются к ступенькам. Они не хотят их ни видеть, ни трогать, ни опробовать. Догадайтесь почему. Так написано в той самой книге. Не сметь приближаться! Не сметь трогать! Не сметь пробовать! И вообще — не сметь!!!

Сторонники варианта эволюции, естественно, удивляются подобному иррациональному поведению и долгое время пытаются выяснить: Умеют ли они летать? Не висит ли с той стороны невидимая веревка? Каким образом можно наглядно продемонстрировать подобный прыжок? Как на них действует закон притяжения? В ответ (насколько можно это назвать ответом) можно услышать либо «Повелеваем про сон сказать, что это не сон, а сон — это пронесон, или гореть вам в вечном огне», либо «Про сон это пронесон, а про не сон, это просон и это не требует доказательств», либо «Не сметь разговаривать с нами в таком тоне!!!» В большинстве случаев разговор заканчивается (а в некоторых нередких случаях и начинается) легендарной «Сам дурак!» А степень ортодоксальности зависит не столько от образованности, сколько от воспитания.

Принцип Фальсифицируемости Поппера

Posted in Принцип Поппера with tags , , , , , , on 08.10.2013 by Adina

missing-puzzle-god

 

Третий принцип научного мышления — это принцип фальсифицируемости Поппера. Формулировка принципа такова:«Любая научная гипотеза должна быть опровержимой». Первые два принципа,это Закон Достаточного Основания и Бритва Оккама

Что означает принцип фальсифицируемости и для чего он нужен?

Сам метод научного мышления начинается с фактов, для объяснения которых выдвигается гипотеза. Когда гипотеза развивается и обретает дополнительные подтверждения и доказательства, и ее фактическая и теоретическая база растет, то гипотеза становится теорией. Это долгий путь поиска и анализа информации. Путь, который включает в себя большие интеллектуальные, и часто, материальные, ресурсы.

Но бывают условия, при которых этот процесс не нужен — то, что теория ложная или незрелая, может быть понятно и без больших интеллектуальных и финансовых затрат. На помощь приходит принцип Поппера. Если теория не может назвать конкретные условия, при которых она ложна — то значит, нет и условий, при которых она истинна, и это не научная теория.

Примеры

Теория Относительности. Изначально Теория Относительности была описана в виде математической модели. Эта модель предсказывала ощутимые искажения пространства-времени небесными телами, и предполагала наличие сингулярностей — «черных дыр». Теория Относительности также утверждала инвариантность скорости света. Теория Относительности является фальсифицируемой теорией. Если бы оказалось, что скорость света может меняться, или что массивные небесные тела не искажают поток света, то теория оказалась бы ложной. Но современные сверхточные эксперименты подтвердили предсказания Теории Относительности, и в космосе были обнаружены «черные дыры». Тот факт, что у Теории Относительности есть конкретные проверяемые критерии, без которых она не могла бы быть истиной, говорит о том, что эта теория — научная.

Теория Эволюции. Теория Эволюции изначально опиралась на многолетнюю базу исследований, классификации видов географически и хронологически. В современной Теории Эволюции видов, эта база была существенно расширена такими науками как генетика. Если бы оказалось, что переходных видов между звеньями совсем нет, и нет их ископаемых останков, или если бы оказалось, что среди древних останков обнаруживались бы современные формы жизни, или если бы анализ ДНК показал, что виды не являются генетическими родственниками, то Теория Эволюции была бы опровергнута. Наличие конкретных критериев опровержимости говорит о том, что Теория Эволюции — научная теория.

Креационизм. Это пример ненаучной теории. Согласно этому взгляду, все виды были созданы потусторонним существом — богом. При каких условиях можно будет доказать, что этот взгляд ложен? Какие есть критерии, при которых можно сказать, что жизнь не создавалась высшим существом? Таких критериев нет. Этот взгляд недоказуем и не опровержим. Иногда верующие думают, что это хорошо — ведь никто не сможет опровергнуть их домыслы. Но на самом деле, именно нефальсифицируемость говорит о ненаучности их верований. Именно по этой причине уже более полувека сторонники Креационизма проигрывают судебные процессы, требующие признать их взгляд «научной теорией». Когда ученые свидетельствуют в судах против Креационизма, его нефальсифицируемость служит одним из важных аргументов признания этой псевдонауки — ненаучной, и не подлежащей преподаванию в школах.

Бритва Оккама и Закон Достаточного Основания опровергают религиозные сущности и мифы в ходе взвешивания и оценки фактов. Критерий Поппера не допускает религиозной мифологии к рассмотрению. Утверждение сверхъестественного — это изначально и принципиально нефальсифицируемое утверждение. Оно неопровержимо и недоказуемо в принципе, и потому не может рассматриваться серьезно.

Во всех вопросах, которые касаются фактов и реальности, всегда есть условия, при которых то или иное предположение будет истинно или ложно. Религия покоится на изначально нефальсифицируемом принципе. Это означает, что религия — это спекуляция, которая совершенно оторвана от фактов и реальности, а потому не может быть ни подкреплена, ни опровергнута ими. Религия и реальность почти не пересекаются. «Почти» потому, что сознание верующего человека — это единственная точка пересечения религии и реальности. Поэтому, религия и верования могут быть предметом научного изучения, но не могут сами предлагать научных гипотез.

Иногда, религия делает утверждения, которые, по мнению верующих, могут подтвердить существование бога. Например, кто-то спекулирует на «принципе антропности» вселенной, другой спекулирует, что началом вселенной был бог.

Дело в том, что эти утверждения вырваны из контекста. Более широкий контекст состоит в том, что прежде чем утверждать о том, что было до Большого Взрыва, или почему мы живем во вселенной, которая способна поддерживать жизнь, нужно сперва рассмотреть доказательства существования бога или богов. Так как этих доказательств нет, и это утверждение не фальсифицируемо и ненаучно по сути, то и сама такая постановка вопроса, в которой предполагалось бы, что бог дал толчок началу Вселенной, или что он создал условия для жизни — бессмысленны. Подобные утверждения, это — прыжок через принципы, факты и допущения, которые делают все последующую дискуссию несерьезной. С таким же успехом можно заявлять, что толчок всему и условия жизни были созданы Летающим Макаронным Монстром.

Подобной же методикой пользуется и желтая пресса. Сначала делается необоснованное предположение, а затем, не доказав его, начинают на него опираться. «Не американское ли правительство устроило взрыв 11 сентября? А если американское правительство сделало это, то…» — и дальше идет спекуляция. То же самое делают верующие. «Разве не бог создал этот мир? А раз его создал бог, то…» — и дальше идет обсуждение так, как будто речь идет об обоснованной факте. Но следует учесть, что любые умозаключения, в самой основе которых вместо факта лежит необоснованное утверждение, являются безосновательными и обсуждению не подлежат.

Атеист vs. Агностик

Posted in Атеист vs. Агностик with tags , , , , , , on 08.10.2013 by Adina

a3d1

 

Атеист или агностик? Этим вопросом задаются не только те, кто в беседах о религии хочет определить, кто его оппонент, но часто и сам человек, который утратив доверие к религиозным текстам не может определиться. Я и сам долгое время думал о том, кто я — атеист или агностик?

Суть агностицизма в том, что существование бога невозможно доказать или опровергнуть. Многочисленные «доказательства существования бога» на протяжении всей истории были опровергнуты — часто, самими верующими. Но с другой стороны, опровергнуть существование бога тоже нельзя. И здесь напрашивается вывод, что самый честный ответ будет: «Я не знаю, есть бог или нет». Еще более точным ответом будет: «Никто не знает, есть бог или нет». Но агностицизм, в отличие от атеизма, преподносится как «честное» решение. Причина этого в том, что большинство атеистов утверждают то, что логически доказать невозможно.

Среди верующих часто бытует мнение, что атеизм сам по себе тоже религия, поскольку принимает несуществование бога на веру. Это настолько нелепое утверждение, что уделять ему более двух предложений оскорбительно. Во-первых, как сказал Билл Маер, если атеизм — религия, то воздержание — поза в сексе. А во-вторых, атеизм невозможно назвать религией не насилуя при этом значение слова «религия».

Агностики защищены от подобных «нападок» со стороны верующих, потому что агностик всегда может сказать: «Я не утверждаю, что бога нет, но позвольте мне поделиться своими наблюдениями о существующих религиях…», и дальше он излагает всю ту критику религии, которую излагает тот же атеист, заканчивая фразой: «Опять же, я не утверждаю, что бога нет, но я надеюсь, что сказал достаточно о том, почему не считаю вашу религию истинной.»

К такому ответу верующие обычно не придираются. Человек не делает категоричных выводов, а просто излагает свое суждение, свою оценку. И благодаря тому, что времена Святой Инквизиции уже прошли, агностик со своим ответом оказывается вне критики, критикуя религию.

Иногда агностиков ошибочно располагают по некоей «шкале радикальности» между деизмом («богом Спинозы и Эйнштейна») и атеизмом. Часто это верно — но не всегда. И деисты, и агностики могут критиковать религию. Такие деисты как Вольтер и Томас Пейн — были очень успешными критиками религии. Агностик Бертран Расселл, автор книги «Почему я не христианин» был агностиком, хотя его часто причисляют к атеистам за его высказывания против христианства. И деист, и агностик, и атеист могут критиковать религию с одинаковой критичностью. Разница между ними в том, что деист верит во «вселенский разум», агностик — не верит, но и не берется отрицать некое божество, а атеист — отрицает.

Как видите, разница между атеистом и агностиком — лишь формальная. «Я не верю, что бог есть» и «Я отрицаю, что бог есть». Учитывая то, что на практике это означает практически одно и то же, но выгодно позволяет агностику избежать критики. Но почему атеисты продолжают называть себя атеистами и не пользуются столь выгодной позицией агностика? На этот вопрос есть два ответа: это интеллектуальный выбор и выбор нравственный.

Сначала про интеллектуальный выбор. Утверждение агностиков, что «невозможно доказать отсутствие бога» само по себе ложное. Оно ложное с точки зрения самой грамматики вопроса. Говоря в онтологическом смысле, как вообще можно «доказать отсутствие»? Каким образом может возникнуть ситуация, когда нам бы пришлось «доказывать отсутствие»? Ответ прост. В том случае, когда наш разум создает понятие о предмете, которого на самом деле нет. Но как доказать, что того, чего нет — нет? Это невозможно. Мы можем доказать, что конкретного предмета нет в частном случае — но не в общем.

Простой пример. Возьмем какой-нибудь плод человеческой фантазии, существование которого мало кто принимает всерьез. Например — Дед Мороз. Мы все знаем, что он не существует в онтологическом смысле. Он существует только как плод нашей фантазии. Но можно ли доказать, что Дед Мороз на самом деле не существует? Это невозможно. То же самое с Джиннами, Единорогами, Феями и Чебурашкой. Невозможно доказать, что все это не существует. Особенно когда речь идет о чем-то «сверхъестественном», стоящем якобы выше нашего естества, и поэтому неподвластному органам чувств по определению. Очень часто слышишь фразы, мол «человеческий разум ограничен, чтобы понять сущность бога» или приводятся примеры, мол «угол обзора недостаточен, чтобы увидеть то, что за горизонтом». Но опять же, если нет оснований полагать, что там нечто существует, то какая разница насколько ограничен человеческий разум (если он ограничен), и каков его угол обзора?

Поэтому постановка вопроса агностиками недопустима. Несуществование бога нельзя доказать, как и несуществование Деда Мороза. И если человек скажет, «Ну, давайте будем интеллектуально честными. Мы не знаем, есть Дед Мороз или нет» — это будет признано, как минимум, абсурдом. «Я не верю в Чебурашку, но я считаю, что нет никаких научных оснований утверждать, что его нет». Применение этого принципа последовательно приводит к абсурду. Например, было бы абсурдно, если бы правительство всерьез готовилось к атаке Змея Горыныча на основании того, что «не было доказано, что он не существует»

Есть научные критерии, которые как раз и «разбираются» с такими изобретениями нашего разума. Например«Бритва Оккама» или «Принцип Фальсифицируемости Поппера». Их используют для анализа и уточнения научных гипотез, основанных на косвенных свидетельствах.

В логике, в науке мышления, один из основных методов опровержения тезиса, это — «Лишение Основания». Достаточно показать, что тезис лишен основания, чтобы сделать его утверждение невозможным и нелогичным. Утверждать, что мы не можем знать, существует ли бог — нелогично, в свете того, что тезис о его существовании опровергнут. Говоря языком логики, «Бога нет потому, что нет оснований утверждать, что он есть»

Атеист отвергает гипотезу о боге потому, что она не нужна и потому, что она оторвана от реальности, не соответствует «Принципу Поппера». Из этого следует, что нет никаких оснований говорить о том, что бог есть. Те же самые выводы, что и в логике. Нет нужды доказывать что бога нет. Более того, это было бы нелогично и ненаучно. Нет необходимости доказывать, что Деда Мороза нет. Или что Бабы Яги нет. Просто из-за того, что нет причин считать, что они есть, атеист автоматически считает, что их нет. Это здравый принцип. Если не руководствоваться им, то невозможно отличить факты от иллюзий. Придется принимать любую фантазию за вероятный факт потому, что «невозможно доказать несуществование». Поэтому с точки зрения разумности, с точки зрения научной методологии — бога нет. Точно так же, как нет Деда Мороза. Более того, среди критиков научного метода, нет ни одного, кто смог бы создать иной разумный метод, который допускал бы существование бога, не допуская при этом существование Деда Мороза.

Кто-то может возразить, что может быть, бог специально не дал достоверных свидетельств своего существования, по какой-то неведомой нам причине? Может, он создал вселенную, а потом отошел в сторону? Но с точки зрения науки, он не нужен, чтобы образовалась вселенная. Теоретически, бог может существовать и скрываться от нас, преднамеренно не оставляя свидетельств. Но и в этом случае, мы не можем считать, что он есть, только потому, что «он может где-то скрывается». Такой аргумент, опять-таки, может означать, что и Змей Горыныч с Дед Морозом всего лишь скрываются. На практике этот аргумент бесполезен. Мы не можем ничего вынести из необоснованных догадок.

Нет основания считать, что бог есть, и поэтому, логично считать, что его нет. Поэтому, с интеллектуальной точки зрения агностицизм более нечестен, чем атеизм. Агностицизм отказывается быть последовательным по отношению к гипотезе бога так же, как он последователен к гипотезе о существовании Розового Единорога или другой фантазии.

Нравственная причина происходит от следующего. Агностик создает у верующего человека чувство комфорта, потому что отказывается от последовательных выводов о несуществовании бога. Агностик не разрушает его иллюзию настолько, насколько верующий должен осознать. Религиозные организации, построенные вокруг невежества своих жертв, бессовестно эксплуатируют их для собственного обогащения, для сдерживания борьбы за свои права, для борьбы против науки и всего прогрессивного. Наблюдая историю, когда религия подавляла науку, и как она стремится противостоять науке, искусству, свободе слова и совести в современном мире, оставаться в стороне не получается. Когда сторонники религиозного заблуждения стараются политически утвердить свои учения, навязать его детям в школе, заглушить любую здравую критику под предлогом того, что она «оскорбляет чувства» разделяющих это заблуждение — тогда возникает угроза для общественной свободы.

Многие атеисты — это люди, которые в прошлом соприкоснулись с религией настолько, что это повлияло на их решение. Они осознали, что не могут оставаться в стороне, делая вид, что хотят сберечь какие-то иллюзии, даже если они всего лишь в теории. Изменять своему критическому мышлению — по мне — безнравственно. Так же, как и откладывать в сторону научные критерии, чтобы создать видимость того, что у заблуждения есть шансы. У заблуждения нет шансов. Причин считать, что бог существует, нет. Если изменить этому принципу, тогда и Баба Яга может считаться реальностью.

И заметьте, пока что речь идет о «боге» в абстрактном смысле. Это может быть и «высший разум» Спинозы или Эйнштейна. Но когда мы говорим о теизме, о христианстве или исламе, то речь уже о том, что последователи этих религий не просто делают предположения, что бог существует. Они считают, что имеют веские основания утверждать какой он, и более того, чего этот бог хочет и даже требует. И не только от тех, кто верит в его существование, но и от тех, кто не верит. Более того, их бог выдвигает серьезные обвинения, требует, и угрожает вечными муками, чтобы они подчинили свою жизнь ему. Не слишком ли поспешно они перескакивают от необоснованного предположения к реальным обвинениям и даже угрозам? Никто не может и не должен возводить необоснованных обвинений или угроз. Подобное поведение подсудно, а в некоторых случаях даже уголовно наказуемо.

В свете всего этого атеисты и считают недопустимым делать вид, что существует интеллектуальная или нравственная позиция, которая основывалась бы на «возможности доказательства несуществования», и оставляла бы открытыми вопросы, которые на самом деле давно уже закрыты. Нельзя поддерживать видимость благопристойности в иллюзиях и заблуждениях, особенно в свете того, что они используются для ограничении свободы слова, тормозят прогресс и проливают кровь.

Этих двух причин — интеллектуальной и нравственной — лично для меня хватило, чтобы сделать свой выбор.

 

Религиозный Интеллект

Posted in Религиозный Интеллект with tags , , , , , , , on 07.10.2013 by Adina

b1ed584dccd4c1322df659bd99d

 

Несколько утверждений последователей религии.

1. Вера в бога — очевидный факт. Но стоит вам возразить, что существование бога с его атрибутами не очевидны для всех в равной степени, как очевидна материальная реальность, то верующий тут же ответит, что бог — первичная реальность, и в этом смысле, он — реальнее нашей реальности. И вообще, только существование бога вносит объективность в мир, который без бога всего лишь субъективная проекция наших чувств. В итоге у него получается, что очевидная материальная реальность — не реальность, а его нереальный бог — реальность. Иными словами, что не очевидное — очевидно, а очевидное — не очевидно.

2. Без бога не может быть ничего хорошего. Иногда они называют доброго человека верующим, даже если тот это отрицает. Верующий бессовестно заявляет, что на самом деле добрый человек верующий, просто сам этого не знает. То есть, неверующий, это, на самом деле — верующий. Иногда в добрых поступках неверующих верующие усматривают корыстный мотив. Библия вообще утверждает, что среди неверующих «нет делающего добро, нет ни одного» («Римлянам 3»). С другой стороны, замечая в своих священных писаниях очевидную жестокость бога, на примере геноцида народов, рабства, насилия и прочего, что учинено либо самим богом, либо по его указке, то верующий говорит, что это были благие поступки, потому как их совершил совершенный и благой бог. В итоге мы имеем, что неверующий — верующий, добро — зло, а зло — добро.

3. Религия не противоречит науке.  При этом, когда верующему приводятся аргументы в пользу эволюции, возраста планеты, происхождения видов — он последовательно отрицает науку и называет её плодом воображения — бездоказательным мифом. Но самое любопытное происходит после, когда он начинает высказывать мнения своих богословов, которые никакого отношения к науке не имеют, а опираются исключительно на мифы. В итоге, наука — это миф, а миф — наука.

4. Атеизм тоже — религия. По определению, религия — вид общественного сознания, обусловленный верой в сверхъестественное, служение богу или богам, с наличием разнообразных ритуалов. Но, видимо, верующий не особо любит само понятие «религия», потому что очень любит называть религией атеизм. Если неверие в бога — религия, то как назвать веру в бога? Атеизм?

Чем больше общаешься с верующими, тем больше примеров можно привести. Верующий вынужден ставить всё верх тормашками, нарушая при этом даже обычные словарные определения. Разве это не говорит об интеллектуальном истощении последователей религий?

%d такие блоггеры, как: